Благотворительный концерт ансамбля «Синяя птица» прошёл при полном аншлаге

Ссылка на статью на сайте «Вести Калуга"

14 марта 2016 15:29

Знаменитые песни «Клен», «Белый теплоход», «Ты мне не снишься» в советское время звучали практически в каждой квартире. Но и сегодня их можно услышать на радиоволнах. На концерте ансамбля «Синяя птица» каждый присутствующий смог переместиться в свою молодость.

Уже после первой песни - бурные овации. Успех концерта обеспечен, как и всегда. Но у организаторов, как и у музыкантов, в этот вечер совсем другая цель - собрать деньги на лечения их друга-музыканта. Гитарист «золотого состава» «Синяя птица» Владимир Гапонов получил серьезную черепно-мозговую травму и сейчас находится в тяжелом состоянии. Ему необходим постоянный уход. Поддержать музыканта решили его бывшие коллеги по цеху. Вся выручка с билетов от концерта отправится на лечение Владимира. Также в фойе поставили специальную корзину для пожертвований.

«Я считаю, что это святое дело: помочь нашему другу, товарищу, коллеге, чем можем. Я сам из Калуги, и Володя из Калуги, и в «Синей птице» работала 6 человек калужан в разные времена. Сама «Синяя птица» потому что «Клен», «Белый теплоход» «Ты мне не снишься», конечно, их поют везде», - рассказал Дмитрий Галицкий.

Во многом в организации концерта помог и бессменный руководитель музыкального фестиваля «Мир гитары» Олег Акимов. Вместе с Дмитрием Галицким они воплотили идею в жизнь.

«Мы так решили, что концерт должен быть несколько камерным, для того, чтобы пришли друзья, чтобы это было ну, другая немножко атмосфера и понятие для чего этот концерт. Не просто все пришли попеть старые хиты, а сделать благое дело. Тем более Владимир гитарист – это наше племя, наше братство, которое, безусловно, надо поддерживать», - сказал Олег Акимов.

В этот вечер звучали не только легендарные хиты, но и новинки, написанные Дмитрием Галицким. Музыканты «Синей птицы» для зрителей сделали небольшое исключение. Знаменитый «Клен» планировали исполнить в конце, но настоятельным просьбам сыграли раньше.

На главную

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

(декабрь 2015)

Д. Галицкий

ГОЛОС С БИОГРАФИЕЙ "СИНЕЙ ПТИЦЫ"

Георгий Симонян
Фото Сергея Соловьева

В 2007 году, проговорив два вечера с Дмитрием Галицким, мы сделали большой материал. Тогда мне казалось, что больше добавить нечего, Дима рассказал всё. Но в течение всех этих лет мы продолжали встречаться и общаться. Открывались новые факты, вспоминались еще какие-то события. Я понял, что нужно сделать ещё одно интервью, в которое должно войти то, что не вошло в наше первое интервью. Тем более, что 4 января 2016 года Дмитрию Галицкому исполняется 60 лет. Этому юбилею мы и посвящаем нашу беседу.


- Дим, ты происхождение фамилии - Галицкий, изучал?

Происхождение идёт от Галицкой области, которая сейчас на территории Украины. Польско-еврейская фамилия.

- Давай поговорим о твоем вокале. Ты обучался в музыкальной школе игре на фортепиано?

Да, но умеешь ли ты петь или нет, но хор посещать был обязан. Воспитание в советской музыкальной школе было всесторонним. И хору, и сольфеджио, и музыкальной литературе уделялось серьезное внимание. В итоге человек после окончания музыкальной школы выходил практически со специальностью. Особо я пением не увлекался, но отец иногда заставлял петь патриотику. Например, «Шел отряд по берегу». У меня неплохо получалось. Потом сломался голос, практически исчез. Я стал стесняться петь. Но дома всегда пел. А в семнадцать лет, когда я уже работал в ресторане города Калуги, возникла необходимость петь, так как от нас ушел вокалист. И я запел, стало получаться. У меня образовался микст. Сейчас многие так поют, а тогда так не пели. Как сказал Жванецкий, тогда любили баритон. Если у тебя баритон, то всё будет в порядке (смеется). Теноров тогда не любили, считали их представителями нетрадиционной ориентации (смеется). Можно было пересчитать по пальцам одной руки: Горовец, Ободзинский, Белов...

- То есть конкретно вокалу ты не учился?

Нет. Но я сын оперных певцов. Это у меня на генетическом уровне. Я рос в такой атмосфере. Благодаря родителям я общался с Рудольфом Керером, с Эмилем Гилельсом… При прослушивании в «Синюю птицу» я пел композицию Pink Floyd. Эту вещь я исполнял, когда работал в ресторане. Интересные были времена! В ресторанах заказывали Pink Floyd. Какое культурное было население!

- Ты закончил восемь классов, музыкальную школу и пошёл в музыкальное училище по классу фагота. Почему такой выбор?

Отец посоветовал, так как у фагота аппликатура как у саксофона. Но ни фагот, ни саксофон мне в жизни не пригодились. Все давно забыто.

- Переход от классического фортепиано к эстрадному произошел легко?

Мне легко давалось. Я с ранних лет снимал всё на слух. Считаю, что самым сложным произведением, которое я подобрал на слух, это мелодия из фильма «Пусть говорят». Сложная тема, под Шопена. Я её «снял» лет в десять. А вообще всё зависит от самого человека, его желания.

- Если не считать твой детский выход, то когда ты стал работать в ресторане?

Когда учился в училище. И не только был ресторан. Были и Дворцы культуры, и Дом пионеров, и клубы. Везде играл на органе. Тогда не было понятия «клавишные», был орган «Юность» и я был органистом.

- А как все начиналось?

Раньше во дворах играли на гитарах, занимались в клубах художественной самодеятельностью. Кому-то подыграл на фортепиано, с кем-то начали репетировать. Так и пошло. Сначала с акустическими инструментами, потом с электро.

- Первый выход на сцену помнишь?

В школе в 8-ом классе. Играли что-то из Ventures, и «Мой Фантом не слушает руля» раз пятнадцать подряд. А потом упились портвейна. То есть выпили по полстакана и …всё. К этим композициям стали что-то добавлять: «Цыганочку» «Поющих гитар», их же сложнейшую вещь «Сюрприз» и «Полицейский участок №9». Молодежь танцевала тогда под любую музыку.

- В Калуге были известные ансамбли – «Калужанка», «Орион»?

Это одно и то же. Сначала коллектив назывался «Калужанка», а потом стал – «Орион». По понятным причинам, всё таки, Калуга город космонавтики, Циолковского. «Орион» - это кузница кадров. Шурыгин, Доценко, я – все прошли через этот ансамбль. Руководил им и продолжает руководить Лев Поливода, автор песни «Не держи на сердце камень», которую мы регулярно исполняем в концертах.

- Это был твой первый профессиональный коллектив?

Нет, что ты. До этого был цыганский коллектив «Гиля Ромэн» Батумской филармонии. Туда меня вызвал Валера Давыдов, прекрасный саксофонист, с которым мы дружим до сих пор. Володька Шурыгин там тоже работал.И в этом цыганском коллективе была великолепная аккомпаниаторская школа. Я переиграл на фортепиано огромное количество цыганских и русских романсов. Оттуда я привез романс «Нищая» Алябьева, который и сейчас иногда исполняю. «Капли испарений (Две розы)» тоже чудесный романс, иногда тоже пою. Там я проработал два с половиной месяца. Потом я пару месяцев поработал в ансамбле «Владимирские удальцы». Известных людей там не было, но пили так, что было жутко. И через полтора месяца коллектив расформировали. Я вернулся из «Владимирских удальцов» и устроился художником в филармонию. А вечерами играл в ресторане «Весна», который напротив находился. Рублей 100 получал как художник и плюс парнас в ресторане. Больше 200 выходило. Нормально жил. Лев Поливода приходил к нам в ресторан, слышал меня. И через моего папу передал приглашение в ансамбль «Орион». Он меня даже не прослушивал.


- Что представлял тогда ВИА «Орион»?

Обыкновенный советский ансамбль. Крепкий коллектив. Четыре дудки, три солистки… Меня взяли как солиста. Из «Владимирских удальцов» я привез популярное танго: «Это танго, танго для влюбленных. Забытое давно, как старое вино, а голову кружит…» Первой я пел симпатичную песню - «Алёнушка», потом вот это танго, и третье – She get no. Проходило на стон. Лёва меня многому научил. Как на сцене держаться, каким-то вокальным приёмам.

- Поездки были?

Поездили.

- Игорь Доценко тоже работал в «Орионе»?

Я устроился в сентябре в ансамбль, а Игорь вернулся из армии в ноябре и сразу пришел в «Орион». Так что мы вместе там работали. Да и знали мы друг друга раньше. Игорь работал в разных коллективах еще до армии. Знаешь, что был такой персонаж по фамилии Верховский. Ему звонили, сообщали свои данные и просили устроить в какой-то коллектив. Он за 25 рублей устраивал. После этого ему надо было выслать деньги. Все было на доверии. И Игорь через него устраивался.

- Гитарист Мостовой работал в «Орионе»?

Не могу сказать. При мне не работал.


- Ты имел возможность посещать концерты всех приезжающих в Калугу гастролеров. Кто произвел наибольшее впечатление?

Да, я ходил на многих исполнителей, но наибольшее впечатление произвел Валерий Ободзинский.

- Что наиболее запомнилось из концертов Ободзинского?

Самое сильное впечатление – это триптих из спектакля «Глазами клоуна».«Зеркала», «Молитва клоуна» и «Прощание с любимой» на музыку Саульского. И еще «Карнавал» Карела Готта.

- А как же «Восточная песня»?

Она нравилась, но более сложные композиции мне были интересней. И что интересно, песня Beatles – Girl с русским текстом у меня вызывала просто смех. Именно текст. Хотя, у Beatles текст ещё проще.

- И также тебе нравились «Весёлые ребята»?

Да, я впервые услышал пластинку «Алешкина любовь», «На чем стоит любовь»… и, самое главное, они идеально сняли Beatles. Но наибольшее впечатление произвела песня «Тебе все равно», где солировал Юра Петерсон. Причем, так пел, что в школе, где мы все это обсуждали, были убеждены, что поёт женщина. Тембр обалденный. Все-таки, тембр это главное. Сначала цепляет именно тембр, потом всё остальное. Что Бергер, что Петерсон, что Лерман - это тембр. Я всегда говорил, что голос должен быть с биографией.

- Как складывалась твоя дальнейшая судьба?

Я отработал в «Орионе» год и вернулся в ресторан. После ресторана мы всем составом ушли в ДК Строителей. Повышать свой уровень.-Что значит повышать уровень?

Во-первых, мы там репетировали. Во-вторых, делали свою новую программу, а не пели, что заказывали. К нам присоединился Игорь Доценко, и состав сложился у нас очень сильный. И Комитет комсомола предложил поехать на конкурс в Куйбышев (ныне – Самара). Победитель этого конкурса получал право поехать на Фестиваль молодежи и студентов. Наш гитарист Игорь Хмара поехать на конкурс не смог, так как сдавал экзамены в институте. И нам вызвался помочь Володя Шурыгин. Шурыгин до этого поработал пару месяцев в «Синей птице». И там, в Куйбышеве, Володя встретился и переговорил с Ромой Болотным. Я и не в курсе был. Мы возвращаемся в Калугу, через пару дней женимся с Ириной, и на следующий день после свадьбы мне звонок из Москвы. Звонит Шурыгин и сообщает, что завтра в 9 утра я должен быть в Москве на Киевском вокзале. И всё это произошло практически в течение недели.

Д. Галицкий и В. Васильев

- Где вы познакомились с Ириной?

Это был 1975 год. Я шел мимо одного клуба у нас в Калуге. И слышу, кто-то репетирует. Какой-то вокальный ансамбль исполняет песню «Наши любимые». Я зашел посмотреть. Они репетировали в комнате, а я прошел на сцену. Сел за рояль и стал играть, петь. «Вечную весну» спел, а потом на тарабарском языке с элементами английского стал петь песню апостолов из рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». И вдруг кто-то из подошедших девочек как запоет на чистейшем английском. В точности, как на пластинке. Я поднимаю голову и… всё. Эта девушка и стала моей женой. У нас с Ирой общие интересы, нам нравятся одни и те же писатели, художники. Мы думаем одинаково. Я только о чем-то подумаю, а она уже произносит эту мысль.

- Ты помнишь, где происходило прослушивание в «Синюю птицу»?

В ДК «Яуза». Мы от метро «Рижская» долго ехали на автобусе. Вместе со мной ехал на репетицию Яша Кулишевский. Он уже устроился к тому времени в коллектив. Яша и конферировал, и играл на скрипке.

- Ты до этого не был на концертах «Синей птицы»?

Нет, они в Калугу не приезжали. Но будучи в Орске на гастролях с «Владимирскими удальцами», я купил гибкую пластинку «Синей птицы». И меня покорило исполнение песни «Слова», а особенно покорил голос. Фантастический голос! У нас так не пели.

- Сергей Дроздов вовремя попал в нужные руки?

Да мы все попали в нужные руки. Но я попал благодаря исключительно Володе Шурыгину. Он для меня был непререкаемым авторитетом.

- Где ты познакомились с Владимиром Шурыгиным?

Мы вместе поступали в музыкальное училище. Он на кларнет, а я на фагот. Потом я его долго не видел, а через пару месяцев встречаю его в актовом зале, играющим на балалайке. Спрашиваю его, почему на балалайке? Он отвечает, что струнный инструмент, ближе к гитаре. Еще через месяц вижу его, играющим на домре. А где балалайка? Он говорит, что на домре играют медиатором, а это ближе к электрогитаре. А потом вообще пропал. Поехал куда-то работать. Он работал в очень многих коллективах.

- Как же получилось, что через полгода Шурыгин ушел из «Синей птицы»?

Володя отпросился с гастролей, чтобы съездить домой и увидеть семью. Он был женат и у него родился ребенок – дочка. Рома с Мишей его отпустили. Но через несколько дней Миша позвонил ему домой в Калугу. Трубку взял его отец и сказал, что Володя не приезжал. Мишу это жутко возмутило. Когда Володя появился, собрали собрание. Поставили вопрос об увольнении. Миша был непреклонен, да и Дрозд выступил. Сказал, что мы тут пашем, а ты… Я пытался как-то спасти ситуацию, но все было бесполезно. Его уволили.

- Как тебя вводили в программу?

Сразу стали репетировать песни Дьячкова для альбома «Наедине с собой». Я «гвоздил» все женские партии.

- Получается, что ты пришел в «Синюю птицу» под альбом Дьячкова?

Сначала в Москве репетировали, потом поехали на гастроли. А весной 1979 года засели на репетиции этого альбома в Куйбышеве. Месяца два репетировали. Было ощущение, что многие песни Сереги Дьячкова вымученные какие-то. Те, что не вошли в пластинку – точно. Этот альбом опоздал на несколько лет. Она должна была выйти тогда, когда вышли первые пластинки «Цветов». Сергей эти песни и писал тогда же.

- И вы показывали эти песни на сцене?

Конечно. Именно тогда в состав влились Лида Болотная (скрипка), Пронин и Ульянов (альт и виолончель), плюс уже работавший скрипач Яша Кулишевский. Открывался занавес, на сцене струнный квартет. И они начинают «Ты мне не снишься». Но мы быстро закончили с этим. Когда вышла пластинка, то было понятно, что это – провал. И Рома с Мишей решили сразу же записать следующую пластинку. С четырьмя песнями Миши Болотного и по одной Ромы и Сереги Лёвкина. Плюс пара песен Добрынина, по одной Ефимова и Семёнова. Выделялись «Так вот какая ты» и заглавная «Моя любовь жива». И уже эта пластинка вернула нас на привычный уровень популярности.

- Первые гастроли с «Синей птицей» помнишь?

Да. Челябинск, Дворец Спорта. Я пел все бэки.

- Ты играл на инструменте?

Да. На сцене стояла Vermona и я немного наигрывал. Этот инструмент был ансамбля «Апрель» Валеры Селезнёва.

- Это тогда Зверович с ними познакомился?

Именно тогда. Кукушкин, Цыгальницкий, Павлов и классный клавишник «Петрович» (Виктор Доровских – прим. автора) с видом ботана. Они здорово звучали. Правда, выпивали немало, да и покуривали травку. А кто святой? У нас в «Птице» все любили выпить, но знали где и когда. Рома никогда не ходил по номерам и не проверял. Просто было понимание, что на концерт нельзя прийти пьяным. Все держались за своё место.

- А инструменты сами приобретали?

Инструменты были филармонические. Первый инструмент, который я приобрел – Crumar. Это было в «Синей птице». Купил я его за 4 с половиной тысячи рублей напополам с Мишей Болотным. И мы так попали: через неделю появились Polysix 60 Korg, и цена нашего синтезатора снизилась до двух тысяч. Долго, года два, я играл на Crumar, а потом появились Yamaha,Salina, Roland.

- А куда дел Crumar?

Продал в «Орион». Замечательный был инструмент. С ним записаны были Антоновский диск, «Осенний этюд», «Подземный переход».

- Какое было самое большое количество клавишных, на которых ты играл?

Пять. Это было в ДДТ. Нижняя клавиша играет через миди, воспроизводит какие-то симфонические партии. Её не трогаешь, а заряжаешь только жёсткие диски, Средняя клавиша – основная рабочая. В ДДТ у меня был Ensoniq, большой концертный инструмент. Его таскали четыре человека. Верхний инструмент – Alesis, для сольных партий. С другой стороны – Hammond и специальная компьютерная клавиша.. Семь потов сходило, крутился как белка в колесе.

- А в «Синей птице» на скольких играл?

На трёх, и ещё Миша на Yamaha.

- Прогресс игры на клавишных инструментах заметен, если сравнивать записи на первых пластинках и последующие?

Конечно. Качество инструментов росло.

- Скажи, аранжировку песни «Так вот какая ты» действительно делал М. Шуфутинский?

Нет. Добрынин, как обычно, принес на кассете свой вариант. А тогда модным был стиль игры на гитаре группы «Queen". Ну, мы так и сделали. Особо сложного ничего не было. После песен Дьячкова это было очень легко. Мы часто так делали. Собирались вместе, Серега Дроздов своё что-то предлагал, Лёвкин - своё. Все шло по накатанной.

- А как было с совместимостью в ансамбле?

К примеру, Дроздов был из рабочих, ты – из интеллигенции…Мы все были советскими людьми. И такого разделения и быть не могло. Мы все прекрасно общались, а объединяла нас музыка. У нас даже интриг не было в коллективе. Единственная интрига возникала тогда, когда кто-то приходил на прослушивание. Братья Болотные спрашивали нас: "Ну как?" На что мы отвечали:- "Г….о!"

- Кто-то из приходивших на прослушивание стал известным впоследствии?

Нет.

- Ты когда впервые поехал заграницу с «Синей птицей»?

В 1979 году мы поехали в Чехословакию. Вот где у меня снесло крышу. Уездный город Тренчин, а сколько впечатлений. Гостиница, магазины… когда я вернулся в Калугу, то мне стало тягостно. Но, тем не менее, пребывание заграницей всё равно отягощает чувство ностальгии. Где бы не был, через две недели начинается.

- В Куйбышеве обычно где жили?В гостинице.

- Часто там бывали?

Зимой – почти постоянно. Нам же многим предлагали квартиры в Куйбышеве. Я и Серёга Дроздов отказались. У меня в Калуге была квартира, у Серёги – в Тамбове. Дураками были!

- Самые длинные гастроли по времени?

Месяца два. Я вспоминаю, что в «Птице» у меня и отпусков-то не было.

- Какое первое впечатление произвел Лёвкин?

Всегда с газетой «Известия», которую читал, надев очки на кончик носа. В один из первых дней моего пребывания в коллективе, Лёвкин с Дроздовым предложили обмыть мою прописку в ансамбле. Пили одинаково, но на утро они меня поднять не могли. Привели на репетицию никаким. Рома меня сразу предупредил, чтобы такого не повторялось. Но Серега Дьячков за меня заступился: "- Не надо трогать Диму. Он очень высокие партии поёт!" (смеется) А ещё через пару дней, когда мы жили в гостинице «Северная» у Рижского, то в номерах обитали чуть ли не по восемь человек. Вечером я лёг спать. Вдруг открывается дверь, входит Яша Кулишевский и начинает говорить голосом Брежнева. Пришел откуда-то поддатый. А следом приходит Лёвкин, тоже слегка выпивший, и тонким голосом начинает вещать, что мы находимся в Марьиной Роще, это страшный район. И что нас всех здесь порежут. Вот такой меланхолик был Серега.

- Что скажешь о Газманове?

Алик – это отдельная песня. Он занимался своей карьерой изначально. «Синяя птица» для него была средством для завязывания каких-то отношений. Особенно на московских гастролях. Алик в этом плане гениальный человек. Он всегда знал, где и в каком месте оказаться.

- Как попал в ансамбль гитарист Игорь Шабловский?

Он из ансамбля «Кобза». Его привел Яша Кулишевский. Они оба из Киева. Игорь – великолепный музыкант! Потрясающий!

- Где-то мелькнула фамилия Терехов в связи с «Синей птицей»?

Это наш калужский парень, я его знал по музучилищу. Мы с Шурыгиным тянули его в «Синюю птицу» как вокалиста. Он поработал пару месяцев, но Рома сказал, что не тянет. То ли он волновался, то ли еще что-то. Роме и Мише не очень хотелось связываться, если они не видели перспективы.

- Руководители обычно переживали уход сильного музыканта?

Наверное. Но у Ромы было такое чутье, такие связи, что никаких проблем после уходов не было. Так же получилось, когда мы с Доцей отрекомендовали Володю Гапонова. Володя из районного центра Калужской области – Людиново. Я его знал по музучилищу. Он учился по классу контрабаса, то есть умел и на бас-гитаре играть. Для ансамбля человек незаменимый. Трудяга, по нотам шпарит, гитарист от бога. Приехал с гитарой «Gibson», которую Терехов сделал. Ноты ему дали – сразу всё сыграл с листа и был принят.

- Тот самый Терехов? Он еще и гитары делал?


Да. Он Володьке потом еще одну – белую, сделал. Гапон часто на фото именно с ней. Кстати, у Володьки сейчас большие проблемы со здоровьем. Он упал, сильно ударился. Дай бог ему здоровья!

- Композитор Владимир Семёнов с вами много ездил?

Как фондовый концерт, так кто-нибудь с нами едет. Володя Семенов или Тодик Ефимов с Семеном Каминским и Валей Игнатьевой. «Трижды три» они назвались. А Володя выходил на сцену и рассказывал разные истории про свою песню «Звёздочку». То он её посвятил погибшей стюардессе, то у него любимая с восьмого этажа выпала. Истории все время были разные. Потом под двенадцатиструнку исполнял её, ещё несколько своих песен. Удивительно скромный человек, а какая глыба! Кстати, и Сергей Дьячков с нами на «фонды» ездил. Исполнял свои песни, рассказывал истории их написания.

- Какова роль Дьячкова в «Синей птице»?

Огромная. Если мы записали целый альбом его песен, да и еще сколько его песен пели и записывали. Думаю, что по количеству песен, которые мы записали, Серёгины на первом месте.

- В каких городах нравилось выступать?

В Минске, да и вообще в Белоруссии. До сих пор обожаю там работать. Москва, конечно же. В Киеве было приятно.

- Хочу тебя спросить вот о чем. Почему в той же Украине, при наличии огромного количества классных музыкантов, не осталось никакого наследия? Я имею в виду популярных имен, хитов. А в соседней Белоруссии три суперпопулярных ансамбля. Причем, до сих пор. И множество хитов.

Мне кажется, что это оттого, что в Белоруссии был флагман – «Песняры». И великий человек и музыкант – Владимир Мулявин. К ним тянулись остальные. На Украине все были на одном уровне.

- Я считаю, что «Осенний этюд» одним из самых лучших альбомов «Синей птицы»?

Нам Рома еще до этого говорил, что мы обязательно должны записать пластинку, полностью состоящую из произведений участников ансамбля.

- Как твоя песня «Листопад» туда попала?

Я ее пел на репетициях. Рома и Миша слышали ее. Но на концертах мы ее никогда не исполняли.

- Как было в «Синей птице» с нотной грамотой?

Все читали с нот. И Дрозд, и Лёвкин. Конечно, это были не произведения Рахманинова, но читали. И Серега Дьячков нас к этому приучал во время репетиций его альбома. Когда появился Игорь Доценко, барабанщик, читающий с нот, то для Ромы с Мишей это стало просто откровением. Даже Тодик Ефимов был в восторге. Игорь – это барабанщик-солист. Он играл вкусно, смачно. Все сбивки четкие, удары сочные. И ему не надо было ничего объяснять. Как он сыграл «Ушло наше лето»! Повторить никто не мог.

- Доценко закончил музыкальное училище?

Ничего не заканчивал. Самородок! По характеру он был хоть и взрывной, но мягкий и добрый. И все в себе держал. Уже болел, но ничего не говорил, никого не хотел расстраивать. Очень сложно говорить об Игоре в прошедшем времени. Он был и навсегда остался моим другом.

- Почему он решил осесть в Ленинграде?

Мы приехали работать с Юрием Антоновым в Ленинград, в СК «Юбилейный». И на наш концерт пришла первая любовь Игоря. Она жила с мужем в Ленинграде. После концерта они встретились и … всё. Он уходит от жены, она от мужа. И Доца переезжает в Ленинград.

- После ухода из «Синей птицы» он сразу в "рок" подался?

Нет, он устроился фотографом. Тогда эта профессия хорошо кормила. Когда Игорь стал работать с Юрой Шевчуком в ДДТ, было смешно, как Доца в дубленке и на машине приезжал на репетиции, а Юра приходил не пойми в чем и ночевал у кого-то на полу.

- В 1988 году ты переходишь в группу Вячеслава Малежика «Саквояж». У вас был классный состав?

Так Слава к этому стремился.

- Известно, что Малежик любит все делать все сам. Тебе доставалось что-то исполнять в концертах?


Я исполнял наши совместные со Славой песни. Их достаточно много.

- Расскажи, почему ты себя не очень комфортно чувствовал в ДДТ?

Мне было уже 40 лет. Пришлось жить далеко от дома. Репетиции были каждый день с 12 до 6. Тяжелая работа.

- Кто еще работал тогда?

Бас-гитара – Игорь Тихомиров, гитара Андрей Васильев, лидер-гитара – Вадик Курылев, саксофон – Миша Чернов.

- Дядя Миша?

Миша – большой ребенок.

- Хиты Шевчука – «Что такое осень», «Последняя осень» - исполняли в концертах?

Обязательно.

- Известно, что альбом «Любовь» вы записывали в США?

Презентация альбома была во Дворце Спорта в Лужниках. Работа была глубоко профессиональной. Юра Шевчук очень серьезно подошел к этому. Пахали на совесть. Звучит все очень здорово.

- Многие продолжают работать как экс-солисты «Синей птицы». У вас есть какие-то отношения, общение?

Нет. Какие могут быть отношения? Каждый идет своей дорогой. Но есть такие люди, которые вообще не работали в «Синей птице», но представляются бывшими участниками. Или, например, представляются сыновьями музыкантов «Синей птицы». То есть можно дурить публику, представившись сыном Сергея Дроздова (хотя, у него в реальности только дочь), брать его песни, ездить по городам. "Дети лейтенанта Шмидта" никуда не делись, они продолжают свое «славное» дело. Это же сюр какой-то, на уровне маразма.

Дмитрий Галицкий, Виталий Зайков и Сергей Криницын

- Проект «Синяя птица» Дмитрия Галицкого существует. Виталий Зайков – бас-гитара, Владимир Васильев – гитара, Сергей Криницын – ударные?

Андрей Белов – клавишные, и наш хедлайнер, наш звукорежиссер – Аркадий Березовский. Звукорежиссер это 70 процентов успеха коллектива. Бывает, что Аркаша не может с нами куда-то поехать. Так у меня перед такими концертами предынфарктное состояние. Он очень толковый парень. Мы за ним как за каменной стеной. У остальных ребят тоже огромный опыт. А Володя Васильев – это наш центр. Мы с ним делим всю вокальную нагрузку.

- Вы периодически делаете программы с бывшими участниками других ВИА?

В последнее время мы ездим программой с Толей Алёшиным и Валерой Беляниным. Сначала работает Алёшин, потом – Белянин, а в конце – «Синяя птица» Дмитрия Галицкого. Мы проехали довольно много городов и везде полные залы.

- Хорошо бы и в Москве увидеть такой концерт?

Мы подумаем…


Редакция сайта «Вокально-инструментальная эра» поздравляет Дмитрия Львовича Галицкого с 60-летним юбилеем.

via-era.narod.ru

Не вернется вновь это лето к нам

Ссылка на статью на сайте «Газета Культура» 

16.03.2016

Денис БОЧАРОВ

Очередной герой нашей серии, посвященной выдающимся вокально-инструментальным ансамблям прошлого, — композитор и клавишник группы «Синяя птица» Дмитрий Галицкий. В этом году знаменитому ВИА исполнилось сорок, а сам Дмитрий недавно отметил шестидесятилетний юбилей. Впрочем, к термину «ВИА» у музыканта осторожное отношение. «Культура» попыталась выяснить, почему.

Культура: Возможно, «Синяя птица» — самый «клонируемый» бренд на отечественной эстраде. Количество ансамблей, в том или ином виде использующих в своем названии это словосочетание, исчисляется чуть ли не десятками. Чем отличается руководимая Вами группа?

Галицкий: Прежде всего, в названии моего проекта нет аббревиатуры ВИА, ансамбль называется «Синяя птица Дмитрия Галицкого». В этом принципиальная разница. 

Дмитрий Галицкий

Другие коллективы всячески пытаются привязаться к данному термину, цепляются за него. Словно бы не обращая внимания на то, что как такового ВИА «Синяя птица» не существует уже давно. После ухода «стариков» в 1991-м ансамбль расформировался, и о нем какое-то время никто не вспоминал.

А потом Леша Комаров, барабанщик из последнего состава, решил тему реанимировать. Вскоре всевозможные «птицы» начали выпархивать в открытое пространство, благо в стране наметился спрос на советские вокально-инструментальные

ансамбли. Появились коллективы под управлением Владимира Преображенского, Валерия Ющенко и другие. Однако называться именно ВИА «Синяя птица» сегодня, на мой взгляд, несколько некорректно. Хотя это проще всего: если на афише указать песни «Там, где клен шумит», «Горько», «Белый теплоход», «Я иду тебе навстречу» — народ гарантированно пойдет.

Я же не хочу делать акцент на понятии «ВИА». Моя фамилия, во-первых, для посвященных довольно известная, а во-вторых, имеет непосредственное отношение к ансамблю, которому отдал многие годы жизни. Я участвовал в записи всех пластинок, сочинял для группы песни, делал аранжировки и так далее.

Культура: Неужели термин «ВИА» настолько хлебный сегодня, что все пытаются к нему «присоседиться»? Не кажется ли Вам, что это уже часть истории, интерес к которой поддерживается только ностальгирующей аудиторией старшего поколения?

Галицкий: В основном действительно так. Но именно по этой причине волшебная аббревиатура до сих пор кормит. Легче всего увязать свою деятельность с названием, которое на слуху. 

А у людей в памяти остался ВИА «Синяя птица». Это банальный расчет, ни о каком творчестве речи в подобных случаях, как правило, не идет. Новые-то вещи не создаются, эксплуатируются песни, которые были записаны давно. Потому что именно их публика и хочет слышать.

Культура: Все ли спокойно в «птичьей стае»? Не возникает ли между бывшими участниками конфликтов, споров, судебных тяжб?  

Галицкий: Ничего подобного быть не может, поскольку из золотого состава «Синей птицы», кроме братьев Болотных, в живых остался только я. Все же поумирали — ни Сереги Дроздова нет, ни Левкина, ни Доценко. А Володя Гапонов находится в тяжелейшем состоянии, на днях мы устраивали благотворительный концерт, чтобы собрать деньги ему на операцию. 

Жаль лишь, что в результате всех этих подковёрных махинаций страдает качество: ни живого звука, ни новых произведений ведь нет. К тому же после выступления подобных ансамблей возникает эффект выжженной земли. Бывало, появляется желание приехать в тот или иной город, а тебе отвечают: «Не, «Синяя птица» у нас только что была». Все это, конечно, результат печальных событий двадцатипятилетней давности, когда развалился Советский Союз и казавшаяся прочной концертная система рухнула.

Никакой грызни между бывшими участниками нет: смешно даже представить, что Леша Комаров или, скажем, Володя Преображенский могут предъявить мне какие-то претензии. Каждый ведь лично для себя знает, чего стоит: все скребутся в своих углах. Кто-то по одним «пырловкам», кто-то по другим «кацапетовкам» — так потихоньку деньги и зарабатывают. В Москве же работаю лишь я один.

На малоприятную суету вокруг бренда «Синяя птица» стараюсь смотреть сквозь пальцы, привык уже. Доходит ведь до смешного. Например, Дроздов (который утверждает, что является сыном того самого Дроздова, хотя у Сергея на самом деле дочь) приобрел лицензию у питерского брачного агентства «Синяя птица», и один из пунктов соглашения дает разрешение на концертную деятельность. В результате сегодня существует коллектив, на афишах которого значится: «ВИА «Синяя птица». Солист Александр Дроздов». Таким образом оказались «убиты оба зайца»: и знакомое народу название указано, и фамилия легендарного вокалиста обыгрывается. Воистину смелость города берет.

Культура: Сергей Дроздов — незаменимая фигура?

Галицкий: Конечно. Он был золотым голосом «Птицы», это общепризнанный факт. Существуют уникальные вокалисты, как Серега или, скажем, Владимир Мулявин. Уходят корифеи, кем их заменить? Можно только продолжать петь эти песни, восторгаться и быть уверенными в том, что публика всегда их будет тепло принимать.  

Культура: В отличие от западных артистов, периодически устраивающих «реюнионы» и «камбэки», наши предпочитают, как Вы говорите, скрести по своим углам. Почему не бывает, допустим, двух «Пинк флойдов», зато существует бесчисленное множество «Синих птиц»? Что мешает бывшим участникам ВИА собраться вместе? 

Галицкий: Наверное, недостаток мудрости, отсутствие объединяющего фактора, личности, обладающей недюжинными организаторскими способностями. 

В свое время я хотел продолжать играть с Дроздовым, Лёвкиным. Но первый предпочел работать сольно, а второй сидел в Калининграде и активной творческой жизнью не занимался, лишь изредка выезжая с концертами.

Сегодня же вопроса о каком бы то ни было воссоединении и вовсе стоять не может, потому что, повторюсь, вокально-инструментального ансамбля под названием «Синяя птица» не существует.

А с моим уходом, подозреваю, последняя страница в истории этого ВИА окажется закрытой. Да, разные музыканты продолжат исполнять «Клён» («Там, где клён шумит...») и иже с ним, потому что многие из тех песен давно уже живут собственной жизнью. Однако никакого отношения к «Птице» это иметь не будет.

Кстати, «Синяя птица Дмитрия Галицкого» — не какой-то мёртворожденный проект, а живущий настоящей творческой жизнью музыкальный организм, назовем его так. Потому что, в отличие от большинства бывших коллег, никогда не переставал сочинять новые вещи, ведь я прежде всего композитор и лишь потом инструменталист.

После ухода из группы много работал со Славой Малежиком, выпустил три альбома с Ободзинским. С Валерой, кстати, мы очень дружили. Когда его не стало, фактически я был тем, кто клал его в гроб…

Потом было сотрудничество со Светой Лазаревой, группой «ДДТ», многими другими артистами. А совсем недавно у меня вышел второй сольник. В общем, моя творческая биография — будь здоров, без работы не сидел. То есть «Синяя птица» явилась для меня очередным — пусть и самым важным — этапом.

Культура: Как публика воспринимает Ваше новое творчество?

Галицкий: Весьма благосклонно. Конечно, на концертах мы поем «Клён», «Белый теплоход» и далее по списку. Потому что не исполнять все эти золотые песни было бы идиотизмом — народ не поймет. Но как минимум половину репертуара составляют наши свежие композиции. 

Гастролируем постоянно, а последние несколько месяцев вообще поработали конкретно — физически вымотались. Начали с выступления в моей родной Калуге и погнали по городам и весям. Закончили большим сольным концертом в столичном ЦДХ. 

Культура: Недавно ансамблю «Синяя птица» исполнилось сорок лет. Насколько я знаю, официальной датой рождения коллектива считается 22 февраля, когда состоялось первое афишное выступление… 

Галицкий: Да, и за эти четыре десятилетия много воды утекло. Не только в жизни «Синей птицы»… Погибла огромная страна, что неизбежно повлекло за собой деградацию практически во всех сферах человеческой жизнедеятельности — от медицины до образования. Лично у меня было ощущение, будто накинули на шею петлю и выбили скамейку из-под ног. Какое-то сверхшоковое состояние.

В музыкальной сфере разруха оказалась особенно заметной. Сегодня предпринимаются жалкие попытки что-то в данной области сделать, но почти все они терпят крах — потому что утеряна база. Нет ни новых талантливых композиторов, ни феноменальных вокалистов, ни виртуозных музыкантов. Все заменили так называемые синтезаторные рабочие станции, функционирующие по принципу «Lego»: задаешь определенную конструкцию, и «песня» готова. Престиж музыкальных школ и училищ катастрофически упал.

Для возрождения утраченных культурных ценностей нужны десятилетия. Но главное, чтобы было само желание их возрождать. И я подозреваю, что без железной политической воли здесь не обойтись.

Чем сегодня живет "Синяя птица"

Дмитрий Галицкий дал эксклюзивное интервью "МК Черноземье». 23 июня 2016 в 10:53

Ссылка на статью на сайте МКRU

В этом году график гастролей музыкальной группы «Синяя птица Дмитрия Галицкого» особенно плотный, так как в одном временном отрезке сошлось несколько юбилеев, а именно: 60-летие Дмитрия Львовича, композитора, певца и аранжировщика, который на протяжении 10 лет входил в «золотой» состав популярнейшего ВИА «Синяя птица», и 40-летие концертной деятельности легендарного ансамбля. Эстафета юбилейных концертов скоро дойдет до Курска. В связи с этим Дмитрий Галицкий любезно согласился дать интервью нашей газете. Беседу с ним мы начали с вопроса:

— Бесспорно, ваша творческая биография сложилась успешно. Интересно, когда в вас вспыхнула «святая к музыке любовь»?

Разумеется, я был отличником в музыкальной школе, где из меня готовили «фортепьянного Моцарта». Но после того как услышал битловскую песню «Can‘t buy me love», мои музыкальные предпочтения изменились! В седьмом классе играл на органе в одном калужском ВИА. В нём подобрались интересные музыканты. Наш четырехголосный вокал приходили слушать заезжие гастролеры – группы «Весёлые ребята», «Самоцветы». К тому времени я уже окончил музыкальное училище. А потом наступил 1978 год, ставший знаковым, – меня пригласили в гремевшую на весь Советский Союз «Синюю птицу» с её песней «Там, где клен шумит» в исполнении Сергея Дроздова. Его голос с феноменальным тембром запоминался мгновенно. Такого ни у кого не было.

Позднее, в 2000-е годы, когда Сергей Дроздов будет ездить по России с коллективом, носящим его имя, музыкальный мир единодушно признает: артист входит в тройку певцов, на счету которых больше всего шлягеров. И я счастлив, что работал в ансамбле, каждая песня которого становилась шедевром, участвовал в записи всех пластинок, сочинял для группы песни, делал аранжировки и так далее.

— За границей «Синяя птица» пользовалась таким ошеломляющим успехом, как на Родине?

— Может быть, не таким грандиозным, но довольно большим. Фишка в том, что мы обязательно разучивали песню на языке страны, куда отправлялись. Как правило, пел её я, потому что мог положить листочек с текстом на свои клавиши. Получался своеобразный суфлёр перед глазами. Запомнился концерт в Индии. 100-тысячник набит битком! Выступают Пугачёва, Леонтьев, Веске, Моисеев, ансамбль «Русская песня». Мы закрываем концерт, потому что были единственными из нашей делегации, кто знал индийскую песню. Когда исполнили хит сезона-88 «Курбани», такой рёв поднялся, будто землетрясение началось. Четыре раза на бис вызывали.

— А курьезные случаи были?

— И еще какие! В Эфиопии едва не нарвались на международный скандал.

— Шутите?

— Ни в коем случае. Мы лихо исполнили на местном языке песню, мотив которой похож на нашу «Катюшу». У нас великолепное настроение, но чем дольше поём, тем суровее становятся лица зрителей. Мы ничего не понимаем, но продолжаем в том же духе. И тут слышим, посол кричит: «Вы с ума сошли?!» Оказывается, мы исполняли эфиопский гимн!

Между прочим, выступали не только в спокойных странах. Пели в воюющем Афганистане, в послевоенном Вьетнаме, даже на Сейшельских островах в период их революционного преобразования…

Справка МК

«Синяя птица» — разбор полетов

«Синяя птица» — известный бренд. Его используют многие группы. Например, коллектив Олега Завьялова занимается популяризацией творчества Сергея Дроздова. Самарская «Синяя птица» имеет юридическое право на название, но с новым составом. Есть и сомнительные клоны, среди которых даже зарегистрированное… свадебным агентством.

— Это грустная тема, — сказал нам по телефону живущий в Калининграде основатель ВИА «Синяя птица» Роберт Болотный. — Иногда мне звонят знакомые и возмущаются, что пошли на концерт «СП», но оказались на чудовищном выступлении. Кроме того, многие клоны выпускают диски с нашими фонограммами! Мы авторы многих хитов, которые до сих пор на слуху. Любой желающий может заказать нашу песню в ресторане. Но каждый пришедший на концерт имеет право на высокий уровень исполнения. Кстати, даже в Нью-Йорке выступает «Синяя птица»! Это очень сильный коллектив, созданный моим братом Михаилом.

Однако единственный участник золотого состава, оригинальный голос той самой легендарной «Птицы» — Дмитрий Галицкий. Больше никого, к сожалению, не осталось…Что бы ваши ожидания оправдались, внимательно читайте афишу. Впрочем, слушать оригинал, то есть Галицкого, или довольствоваться копией – решать вам.
      Роберт Болотный (один из основателей группы «Синяя птица»)

Продолжение интервью Дмитрия Галицкого.

— Однако спустя 10 лет ваш брак с «Синей птицей» распался. Почему?

— Как-то так получилось, что ансамбль стал отказываться от песен, которые приносили неизменный успех, шарахаться в совершенно непонятные стили. Это раздражало «стариков» — меня, Сергея Дроздова. Я понял, если останусь, то о карьере можно будет забыть. И ушел. Три года работал со Славой Малежиком в группе «Саквояж», затем писал песни для Светы Лазаревой. Год проработал клавишником в рок-группе «ДДТ» Юрия Шевчука.

А потом решил заняться собственной карьерой. К счастью, подружился с Валерием Ободзинским. Написал для него шесть песен для пластинки «Колдовские ночи», сделал множество новых аранжировок, в том числе для цикла песен Вертинского, с которого, как многие считают, началось второе рождение Ободзинского. Написал ему и третий диск. Песни Валере понравились, но исполнить их он не успел — умер…

— Какие воспоминания у вас сохранились о «Синей птице»?

— Воспоминания самые добрые, ведь в коллективе не было ни ссор, ни склок, практически 10 лет мы проработали в одном составе. Вы знаете еще хотя бы одну такую группу? Я не знаю.

— Теперь у вас собственная музыкальная группа — «Синяя птица Дмитрия Галицкого». Какие песни в вашем репертуаре?

— Песни-талисманы, песни из золотого фонда «Птицы». Это — «Клён», «Белый теплоход» и так далее, словом, старые песни о главном. Половину репертуара составляют собственные свежие композиции. Поэтому «Синяя птица Дмитрия Галицкого» — живой проект. Я прежде всего композитор. Всегда писал и пишу новые вещи.

— Вы по-прежнему выезжаете за рубеж? Помнят ли там ту, первую, «Синюю птицу»?

— Еще как помнят! Залы всегда заполнены. В них не только русскоязычная публика. Люди знают наши песни и подпевают нам. Приятно, что наши песни трогают их души. Особенно радует, что среди поклонников люди разных поколений. Говорят, человек жив до тех пор, пока его помнят. «Синюю птицу» не забывают…

— Интересно, имеет ли для вас значение размер концертной аудитории?

— У нас всегда аншлаги. Размер концертной аудитории не имеет значения — будь то стадион, концертный зал или клуб.

— А как же финансовый интерес? Ведь чем больше зрителей, тем выше заработок.

— Не важно, сколько человек в зале — тысяча или сто. Главное — установить контакт со зрителями, чтобы они стали участниками действия, почувствовали песню так, как мы чувствуем её. На концерт приходят люди разных профессий, возраста. И мы объединяем их общей любовью к музыке. Когда видишь, что зал находится на одной энергетической волне с музыкантами и исполнителями, не думаешь о деньгах. Хочется петь и играть снова и снова, превзойти самого себя. Поверьте, аплодисменты, улыбки и слёзы — лучшее вознаграждение. В такие минуты счастливы все: и артисты, и зрители.

Поэтому говорю однозначно: для меня главное — любовь зрителей к моему творчеству, память народа о легендарных песнях.

— Эстрадная музыка развивается, меняется ее характер, направления. Изменились ли ваши творческие предпочтения?

— Нет, не изменились. Для меня на первом месте мелодия, красивая музыка. У меня более 200 собственных песен. Пишу много инструментальной музыки. Не боюсь экспериментировать.

— Не этим ли продиктовано желание написать пару песен для звездных курянок сестер Толмачевых?

— Хочу, чтобы с моими песнями выходили на сцену молодые и талантливые исполнители, чтобы мои мелодии звучали свежо, современно и стильно.

— По стране колесит несколько групп с названием «Синяя птица». Фанаты, как говорится, на раз определяют, на чей концерт стоит идти. Подскажите, как сориентироваться неискушенному зрителю?

— На рекламных афишах нашей группы значатся мои имя и фамилия. Этого достаточно, чтобы отличить оригинал от клонов.

— В начале начал вокально-инструментальный ансамбль назвали «Синей птицей» по аналогии со сказкой Метерлинка, по замыслу которого Синяя птица необходима человеку, чтобы он познал добро, любовь, сочувствие и стал счастливым. Вы обрели эти качества?

— Да, конечно!!! Я много работал, повидал, испытал. Мне есть что и с чем сравнивать. Моё счастье — это семья: любимая жена, дочери и внуки.

Справка МК

Начало начал

В середине 70-х годов прошлого столетия на небосклоне советской эстрады появилась и ярко засияла звезда вокально-инструментального ансамбля «Синяя птица» под руководством братьев Болотных. После первых же концертов в народ «ушли» песни «Там, где клен шумит...», «Я иду тебе навстречу», «Так вот какая ты!», «Белый пароход». Менее чем через два года после своего официального дня рождения группа стала лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады, затем — лауреатом международного конкурса «Братиславская лира». И в дальнейшем она постоянно покоряла жюри престижных конкурсов, участвовала в различных фестивалях и международных программах, объездила с концертами весь СССР.

Песни, которые быстро становились популярными хитами, писали для солистов тогда еще совсем молодые авторы Вячеслав Добрынин, Сергей Дьячков, Юрий Антонов, Теодор Ефимов, Юрий Акулов.

Музыканты записали восемь виниловых альбомов-гигантов и два сборника-гиганта, 11 миньонов, которые расходились миллионными тиражами. Интересно, что артисты не могли купить свои пластинки – их сметали мгновенно!

Популярность группы была гигантской: музыканты собирали на концерты многотысячные стадионы, много ездили по Советскому Союзу. Например, на Дальнем Востоке установили рекорд: в течение месяца дали 98 концертов! Объехали с гастролями почти все страны Азии, Африки.

Их тепло принимали на Кубе. Работали по контракту на Кипре. Успешно выступали в США. Но, вернувшись на Родину в 1991 году, оказались в другой стране. В творчестве группы наступил продолжительный перерыв…

Галина Мануковская, MKRU

23 июня 2016 в 10:53

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)

www.via-era.narod.ru

ЮБИЛЕЙНЫЙ КОНЦЕРТ ДМИТРИЯ ГАЛИЦКОГО

(февраль 2016)

Ссылка на статью на сайте via-era.narod.ru

Георгий Симонян
Сергей Соловьев
(фото)

23 февраля в Центральном Доме Художника в Москве состоялся концерт группы Дмитрия Галицкого «Синяя птица», посвященный юбилею Дмитрия Галицкого. И все-таки проводить юбилейный концерт в праздничный день – дело рисковое. Может быть, именно поэтому зал был заполнен на две трети. Но зато были все свои. По реакции на песни, на шутки юбиляра было понятно, что большинство зрителей не первый раз пришли на выступление коллектива «Синяя птица» Дмитрия Галицкого. Войдя в фойе Центрального Дома Художника, я был в шоке! Народу – яблоку негде упасть. Неужели все на юбилейный концерт моего друга Дмитрия Галицкого? Но, как оказалось, на нескольких этажах здания проводилась художественная выставка. А, как известно, такого рода мероприятия сейчас очень актуальны. Вспомним выставку Серова, которая проводилась в этом же здании, но с другого входа. И что там творилось. Не знаю, как выставка, но то, что они не попали на концерт «Синей птицы» Димы Галицкого, думаю, это было большой ошибкой с их стороны. Самое приятное, как мне кажется, - это общение перед концертом. Поклонники принесли множество виниловых дисков ансамбля «Синяя птица». Глядя на эти раритеты, Дмитрий промолвил: "Неужели мы все это записали?"

Тимур Тинаев, Виталий Зайков, Дмитрий Галицкий, Александр Сидельников

И это действительно впечатляет. На обложках всех пластинок Дима Галицкий оставил свои автографы. Бас-гитарист Виталий Зайков расписался на пластинках ансамбля «Фестиваль», а барабанщик Сергей Криницын – на пластинках «Оризонта». Достойные люди, достойные коллективы. Потом была обязательная фотосессия.

Андрей Белов, Сергей Криницын, Дмитрий Галицкий, Владимир Васильев, Виталий Зайков

В зал пришлось проникать непосредственно из гримёрки, через сцену. Такие теперь строгие правила пропуска. Но когда проходишь всего-то несколько шагов по сцене, то возникает необыкновенное ощущение. Какая-то магия, которую не передать словами. И веришь тому, что сцена – это наркотик. Начали концерт музыканты традиционно – исполнением песни «Синяя птица». Если не ошибаюсь, на стихи Виктора Дюнина. Как оказалось, вариант со стихами Дюнина "Синяя птица Дмитрия Галицкого" теперь не исполняет. Новый текст написал сам Дмитрий Галицкий. А потом началось действо. В отличии от концерта 9 января, когда музыканты работали ежедневно и были выжаты как лимоны, в этот раз все находились в бодром физическом состоянии. И особенно этим отличался юбиляр. После второй или третьей исполненной песни Дмитрий Галицкий вспомнил свои молодые годы и, в частности, работу в цыганском коллективе «Гиля Ромэн». Как перед началом выступления, человек с жутким акцентом читал такие стихи:

«Под скрип колес, под вой ненастной непогоды
Бродил цыган по свету сотни лет.
Бродил гонимый и голодный,
Чужой для всех и по чужой земле.

Рукой несмелою раскидывал шатёр убогий,
И плакал в нём кочевник одинокий.
Он счастья в жизни не видал,
И слово «Родина» не знал.

Но все это ушло, Октябрь взметнулся птицей огнекрылой
Иные наступили времена.
Народ цыганский мой усыновила
Рабочая крестьянская страна!

Нам Лениным Великим путь указан,
И рваные шатры ушли в туман.
В большой семье советского народа
Он Родину нашёл, кочующий цыган!»

Дмитрий Галицкий

В этот момент в зале случилась истерика. Стало понятно, что тон задан и уровень концерта тоже. Не буду приводить очередность исполнения песен, так как набор композиций достаточно известен для посетителей концертов этого коллектива. Во всяком случае, в соцсетях всегда можно найти видеозаписи этих концертов. Особенно этим «грешит" (в хорошем смысле этого слова) энтузиаст Андрей Михайлов. Дмитрий Львович в каждом концерте повторяет фразу, что ансамбля «Синяя птица» не существует. Что многие уже ушли в иные миры, кто-то живет в разных городах и странах, кто-то серьёзно болеет (Владимир Гапонов находится в очень тяжелом состоянии. 13 марта музыканты дают благотворительный концерт в Калуге в помощь бывшего гитариста «Синей птицы» Владимира Гапонова). В середине концерта произошел еще один довольно смешной эпизод. Галицкий вдруг вспомнил, что у них есть с собой порядка двадцати дисков, на которых записаны этим составом, как старые, так и новые песни. Что делать? Дмитрий кладёт мешок с дисками к краю сцены и предлагает бросать туда деньги и брать диски. Очередь из зрителей сразу же выстроилась довольно приличная, всем желающим дисков не хватило. При этом музыканты продолжали играть и петь. И после риторического вопроса Дмитрия: "Петь или торговать?" Было решено все-таки петь. Концерт и дальше продолжался в такой же непринужденной атмосфере. На предложение из зала исполнить песню «Не уходи», Дмитрий Галицкий заметил, что эту песню должен петь только Николай Парфенюк. Вопрос спорный, но, надо сказать, что на мой взгляд, исполнение этой композиции Парфенюком – эталон. А на предложение спеть «Клён», Дмитрий сказал, что под «Клён» нас и вынесут. «Клён» был исполнен, как положено, в конце концерта. Обязательно надо отметить традиционно исполняемое двенадцатиминутное попурри из песен Сергея Дьячкова. В нем совершенно неожиданно раскрылся в качестве вокалиста барабанщик Сергей Криницын.

Сергей Криницын (ударные, бэк-вокал)

Особенно покорило исполнение «Школьного бала» в манере Дьяконова. Очень хорошие слова произнёс перед началом этой композиции Дмитрий Галицкий. Что раньше это попурри посвящалось Сергею Дьячкову, а сейчас мы посвящаем её не только Сергею Дьячкову, но и Сергею Дроздову, Сергею Лёвкину, да и всем музыкантам «Синей птицы», которые ушли. Также стоит отметить исполнение двух песен Владимира Семёнова – «Цветы последние» и «Золотая весна». Солировал в них гитарист Владимир Васильев.

Владимир Васильев (вокал, лидер-гитара)

Эти песни ребята подготовили к творческому вечеру композитора Семёнова, и после успешного исполнения, включили в программу сольного концерта. Поразило исполнение некоторых композиций. Например, «Ушло наше лето» получилось в великолепной джаз-рок стилистике. С прекрасными вставками на верхних клавишах «Korg" самого юбиляра. Или финальные аккорды песни «Клён», исполненные в стиле "Led Zeppelin", с сумасшедшими барабанными соло Сергея Криницына. А закончил концерт Дмитрий Галицкий исполнением своей песни «Мне судьба моя досталась». Песня не совсем в стиле «Синей птицы», скорее, в жанре шансона, а еще точнее, в еврейско-цыганской стилистике. Но живая и задорная. И, как всегда, овации, благодарности, просьбы совместно сфотографироваться.

Евгения Галицкая (дочь Дмитрия Галицкого)

Очень смешной эпизод произошел после окончания концерта. Дочь Дмитрия Галицкого Евгения решила сфотографироваться за папиными клавишными инструментами. Красиво расположилась, Сергей Соловьев навёл свою аппаратуру и вдруг женщина-администратор концертного зала с воплем: "Здесь нельзя находиться!!!!!", стала выталкивать бедную Женю со сцены. Женя пыталась объяснить, что она дочь юбиляра, что это их инструменты. Но всё было бесполезно. Но один кадр Сергей всё таки успел сделать.

Вот так весело и непринуждённо прошел очередной день Защитника Отечества.

С дочерью и супругой юбиляра

          Георгий Симонян (сайт Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988))

via-era.narod.ru

Контакты:

Организация концертов:
+7 (915) 510-22-10
Зуборев Александр
e-mail: sinjajaptitsa.dg@gmail.com


Организация концертов: 
Ольга Комарова
Комаров Сергей



Телефон:
+7 (495) 567-04-00
+7 (916) 624-84-13
+7 (903) 594-18-49

Email: retrokoncert@mail.ru 
ICQ: 249279769

Skype: Korg-666

Новости

АФИША осень 2016 года

15 сентября 2016 года - г. Курск
21 сентября 2016 года - г. Москва
28 сентября 2016 года - г. Тверь

АФИША зима 2017 года

4 января 2017 года - г. Калуга 
25 января 2017 года - г. Воронеж


Биография

Интервью Дмитрия Галицкого с порталом via-era.narod.ru 


Медиа

Видео с концертов 
Архивные записи (видео)

Добавлены ВИДЕО с концертов, а так же видео архив разных лет.